Российско-немецкий сугробовско-пановский спрут

Борьба с коррупцией — это борьба между коррупциями друзей. Телемост «Челябинск — Мюнхен». Скайп-интервью с потерпевшим по делу «Сугробова-Панова» гражданина Германии и России г-ном Райзвихом Владимиром Георгиевичем, взятым информационным агентством «УралДейли.ру» — челябинским журналистом Андреем Корецким.
Владимир Райзвих Германия

Статья на ИА «UralDaily.ru» «Пять оттенков серого» чёрного рейдера, экс-депутата Панова» — вызвала огромный читательский интерес. Это видно по количеству  более семидесяти тысяч уникальных посетителей статьи и по оставленным комментариям, перевалившим за три сотни, — абсолютный рекорд за всё время почти 8-летнего существования нашего информационного агентства, а также по количеству просмотров материала, который, напомним, поступил на редакционный e-mail с незнакомого адреса, а по стилистике и фактуре очень напомнил «слив» одной из спецслужб. 

В один из дней количество просмотров статьи перевалило за несколько десятков тысяч и до сих пор этот материал держится в топе самый читаемых новостей, несмотря на то, что статья появилась на нашем сайте ещё 24 апреля. По географии посетителей, — а это не только Германия и Россия, но и многие другие страны Европы, — нам стало ясно, что количество пострадавших от действий банды «сугробовских» в союзе с экс-депутатом Госдумы Валерия Панова превысило критические пределы.

Сегодня мы продолжаем эту захватывающую историю «живым» интервью с главным действующим лицом этой статьи — Владимиром Райзвихом (Waldemar Reuswich), взятым создателем сайта «УралДейли.ру», челябинским журналистом Андреем Корецким — по скайпу.

Итак, «телемост» Челябинск — Мюнхен!

Напомним, разыскиваемый Интерполом бывший депутат от Челябинской области Панов Валерий в настоящее время скрывается в Германии. Оговор и лжесвидетельство Валерия Панова против нашего соотечественника, проживавшего до 1988 года в Челябинске г-на Райзвиха Владимира (немецкое правописание WaldemarReuswich), проживающего более 25 лет в Германии, позволили договориться Панову с правоохранительными органами Германии о его «неприкасаемости». Интерпол Германии пока не выдает Валерия Панова в Россию, где он проходит еще, как минимум, по другому громкому уголовному делу, квалифицированному как «покушение на убийство», — своего бывшего партнера по бизнесу Федора Сахарова.

Начавшийся 25 января 2016 года суд над генералом Сугробовым с его подчиненными из Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУЭБиПКМВД России вскоре поможет пролить свет и на все эпизоды беглеца Панова.

Нам удалось взять интервью по скайпу с одним из главных потерпевших по делу «Сугробова-Панова» гражданина России и Германии г-ном Райзвихом Владимиром Георгиевичем.

Как нам удалось взять интервью с господином Райзвихом? Раскрывать «журналистскую кухню» пока не будем, это тоже почти детективная история, — скажем лишь, что нам удалось приложить к этому значительные усилия и задействовать все имеющиеся ресурсы — формальных и неформальных контактов —  среди правоохранительных органов и среди общих (как оказалось – мир тесен!) знакомых.

Запись интервью проходила тяжело. Сначала нужно было найти господина Райзвиха по скайпу в Германии, а затем многочисленные помехи в Интернете, видимо связанные с большим расстоянием и различные технические сложности мешали проведению беседы. Было несколько проб — отказывала техника, рвались интернет-соединения... Но наконец-то, с третьей-четвёртой попытки, интервью состоялось!

Поэтому сразу приносим извинения читателям за плохое качество «звука из Мюнхена».

Вот некоторые любопытные детали вопросов и ответов из первоисточников этой драматической русско-немецкой истории нашего времени.

Для удобства наших читателей, предпочитающих читать текст, не любящих смотреть длинные видео, — приводим недословную расшифровку нашей беседы с Владимиром Райзвихом.

А само интервью, в виду сложности восприятия больших видеофайлов читателями, — мы приводим в сокращённом виде: начало и конец.

Вопрос: «Господин Райзвих, добрый день. Благодарим Вас за согласие дать интервью нашему информационному агентству «УралДейли.ру». О Вас в последние годы так много пишут в российской и немецкой прессе оппоненты и правоохранительные органы, а от Вас никакой реакции в СМИ, в публичном пространстве... Это покорность, страх, равнодушие или Вам нечего сказать по поводу своей защиты?»

Ответ: Добрый день, господин Корецкий. Я также благодарен Вам, что могу дать свое первое интервью в свою защиту. Ранее давать интервью мне было невозможно, я был ограничен следственными действиями с моим участием, в качестве потерпевшего от правоохранительных органов в России, так и обвиняемым по тем же эпизодам в Германии. 

Также хочу попросить Вас, г-н Корецкий, с пониманием отнестись к моему возможному уходу от ответов на некоторые задаваемые Вами вопросы. Суд над «сугробовскими» еще не закончился, и мною подписаны с правоохранительными органами России соответствующие гарантии по нераспространению информации, проходящей под грифом «совершенно секретно» (пауза).

Действительно, за пять лет я пережил все фазы своей неудачи, — начиная от угроз, вымогательства, провокаций, рейдерства в отношении моего бизнеса и бизнеса моих партнёров - до арестов, банкротстве моей компании и причиненных мне и моим близким проблем со здоровьем и психологическим давлением. На сегодняшний день я на свободе и рад, что могу наконец-то в прессе сказать в свою защиту несколько слов.

Вопрос: «Спасибо господин Райзвих, тогда начнем всё по порядку. Когда Вы действительно познакомились с Валерием Пановым? Вы знакомы со студенческих времен, как было сказано в статье «Пять оттенков серого» чёрного рейдера, экс-депутата Панова»? С кем и с какой целью он приезжал к Вам в Германию?»

Ответ: Валерий Панов, бывший депутат Госдумы РФ и бизнесмен из Челябинска, неоднократно приезжал с ноября 2010 года по делам бизнеса со своей спутницей Екатериной Панкратовой ко мне в Германию, а так же привозил своих родителей на диагностику и лечение от онкологической болезни (пауза). 

Координаты мои Валерий Панов получил через покойного губернатора Челябинской области Петра Сумина, который так же лечился в Германии, где я ему помогал в организации лечения. Я помнил Валерия Панова со студенческих времен, он тогда был руководителем дискотеки «Контакт» в ЧПИ. Однако с ним никаких отношений и общих интересов до 2010 года я не имел. Чтобы не ссылаться только на «губернаторский» контакт, мы договорились между собой для любопытных, что были друзьями еще со студенческих времен.

Вопрос: «С чего начинались Ваши деловые отношения и бизнес с Валерием Пановым?»

Ответ: В 2011 году Валерий Панов планировал строительство завода по производству базальтовых нитей в Челябинске, и увидел новый строящийся завод по переработке и сбыту своей будущей продукции в Германии на базе моей компании LAMITEC. Появился интерес к сотрудничеству, у меня был интерес в закупках базальтового сырья, а Панов увидел в знакомстве со мной гарантированный экспорт своей продукции в Германию.

Вопрос: «Из материалов уголовного дела известно по показаниям Вашего заместителя — господина Романа Сайбель (RomanSeibel), что Вы помогли продать Валерию Панову челябинский завод «Минплита» французам. Почему и с какой целью Вы организовали для Валерия Панова эту оффшорную сделку и оплатили Панову в Швейцарию, а не его компании в России?»

Ответ: Это не совсем достоверная информация (пауза), может так подумал Роман Сайбель (RomanSeibel). Действительно, при очередном приезде ко мне в первой половине 2011 года Валерий Панов обратился в присутствии своей спутницы Екатерины Панкратовой ко мне в присутствии моего исполнительного директора Романа Сайбеля (RomanSeibel) с просьбой о помощи. В то время Валерий Панов абсолютно без моего участия продавал свой завод «Минплита» в Челябинске французской компании «Saint-Gobain». Цена продажи, насколько я помню, составляла около 50 млн. долларов США. Для оптимизации налогов деньги от продажи этого завода должны были пойти не в Россию, а на оффшорные счета Валерия Панова на Западе. Для этого Валерию Панову срочно нужна была «прокладка» в Германии в лице моей компании LAMITEC, т.е., чтобы французы сначала оплатили договорную сумму на счета моей немецкой компании, а потом уже я, якобы —  должен был по указанию Панова переправить эти деньги на его оффшорную компанию в Швейцарский банк. Такая модель действительно была просчитана Романом Сайбелем (RomanSeibel). Но, так как такая операция в Германии требовала оплаты немалых налогов, то Валерий Панов отказался от наших услуг, воспользовавшись своей альтернативной схемой отправки денег, минуя Россию, — на свою оффшорную компанию «EridaniDevelopmentSA», RepublicofSeychellesнабанкCrediteAgricole в Женеве. Я и мой исполнительный директор никакого прямого или косвенного отношения к этой оффшорной сделке Панова по продаже «Минплиты» не имели. 

Вопрос: «А за что тогда Вам Валерий Панов выдал большие займы, — за «красивые глазки», отблагодарил за что-то или специально его кто-то об этом попросил?»

Ответ: При очередной встрече Валерия Панова со мной в Германии осенью 2011 года, — он сообщил мне об успешной оффшорной сделке по продаже «Минплиты» в Челябинске и оформил для «укрепления дружбы и доверия» краткосрочный кредит моей компании LAMITEC под бизнес медицинского направления в России. Кредит был выдан в сумме 3 млн. евро компанией Валерия Панова «EridaniDevelopmentSA», RepublicofSeychelles из банка CrediteAgricole в Женеве. Никаких жестких обеспечений или гарантий по кредиту Валерий Панов от меня не потребовал. Специально, на мой взгляд, Панова никто, кроме меня, — кредит не запрашивал.  

Вопрос: «В августе 2012 года Валерия Панова обвиняют в заказном убийстве партнера по бизнесу Федора Сахарова. Почему Панов сбегает от российского правосудия и переправляется к Вам в Германию- и именно туда, куда он с Екатериной Панкратовой неоднократно прилетал?»

Ответ: Действительно Валерий Панов прилетел в августе 2012 года ко мне в Германию из США, но без Екатерины Панкратовой, — и попросил у меня возможность остаться в Германии с получением права на проживание и трудоустройство в моей компании LAMITEC. Причиной этой просьбы Валерия Панова, по его рассказу, являлась его невозможность возвращаться в Россию, ввиду обвинений в заказном убийстве партнера по бизнесу Федора Сахарова в Челябинске. Якобы это был политический заказ губернатора Челябинской области Михаила Юревича. Я тогда поверил в «заказную политическую версию». Все просьбы Валерия Панова с моей стороны были исполнены. Я оформил для Панова бессрочный вид на жительство в Германии, трудоустроил его в компании LAMITEC, предоставил водителя, полный социальный пакет и проживание в апартаменте моего дома. Потом Валерий Панов попросил организовывать такую же услугу его сыну Антону, который также переехал из США в Германию на постоянное место жительства.

Вопрос: «Платил ли Вам Валерий Панов деньги или иные вознаграждения за Ваше укрывательство его в Германии от уголовного преследования в России, если да, то сколько?»

Ответ: Валерий Панов мне никаких денег не платил, и я ничего у него за эту услугу не просил. Однако, в 2012 году я начал строительство нового завода карбоновых композитных материалов в Германии. Валерий Панов планировал с августа 2012 года дальнейшее проживание и инвестиции в Германии и проявил интерес к совместному участию в бизнесе карбоновых и базальтовых материалов на строящемся заводе. Имея свободные финансовые средства Валерий Панов выдал впоследствии займ моей компании LAMITEC на сумму 5 млн. долларов США на условиях — «позже сочтемся».

Вопрос: «Сообщали ли Вы Валерию Панову об угрозах в свой адрес со стороны высокопоставленных сотрудников ГУЭБиПК МВД России?»

Ответ: Да, сообщал, — в августе 2012 года я поставил Валерия Панова в известность о том, что на медицинский бизнес моей компании LAMITEC претендуют рейдеры из России в лице управления ГУЭБиПК МВД России, и мне угрожают уголовным преследованием - как со стороны российских, так и со стороны немецких правоохранительных органов — с «обвинением в коррупции по госзакупкам». Последнее предупреждение и угрозы со стороны правоохранительных органов России было сделаны мне на встрече в Чехии. После чего Валерий Панов посоветовал побыстрее выйти из медицинского бизнеса в России, и пообещал пробить по своим старым депутатским каналам в Москве— узнать, насколько это серьезные структуры, и кто именно за ними стоит.

Вопрос: «Но до этого дело не дошло… Вас арестовали. Как отреагировал Валерий Панов на Ваш арест правоохранительными органами Германии в сентябре 2012 года?»

Ответ: В сентябре 2012 года правоохранительные органы Германии неожиданно арестовывали меня на 2 месяца по заявке и инициативе сфабрикованного уголовного дела от ГУЭБиПК МВД России, т.е. «сугробовских». За время моего нахождения в следственном изоляторе я отправил Валерию Панову письмо с просьбой о помощи — через мою супругу Ирину с просьбой реализовать на практике ранее проявленный интерес Валерия Панова -войти на 50% в долю компании LAMITEC, и таким образом спасти компанию от «сугробовских» проблем, - ввиду отсутствия меня, как учредителя и директора, - на свободе. В это время мою супругу Ирину Валерий Панов знакомит со своим российским адвокатом Михаилом Репниковым, который уведомляет ее о параллельном заочном аресте и о возбужденном уголовным деле против меня со стороны ГУЭБиПК МВД России — «сугробовских», и предлагает реальную помощь по защите. 

Вопрос: «Как Вам помогает Валерий Панов после Вашего освобождения в ноябре 2012 года?»

Ответ: В декабре 2012 года, т.е. после освобождения меня из под ареста в Германии, Валерий Панов предлагает мне срочную «тройную» встречу со своим российским адвокатом Михаилом Репниковым, который помогал Панову в снятии обвинений в заказном убийстве партнера по бизнесу в Челябинске Федором Сахаровым. Адвокат Панова Михаил Репников сразу прилетает к Валерию Панову в Германию и они встречаются со мной. Адвокат Михаил Репников сообщает мне, что он является для меня ключевой спасительной фигурой по разрешению претензий «сугробовских», и предлагает мне срочно организовать индивидуальную встречу в Германии в моем офисе LAMITEC с высокопоставленными сотрудниками ГУЭБиПК МВД России — «сугробовскими» — и «порешать за небольшие расходы положительно» все их вопросы, —  иначе высока вероятность экстрадиции меня из Германии в Россию, так как я являюсь гражданином Германии и гражданином России. Я согласился на такую встречу. Но вместо конфиденциальной встречи сотрудники ГУЭБиПК МВД России приехали не одни, а с правоохранительными органами Германии, и провели со мной протокольные допросы в присутствии адвоката Михаила Репникова.В 2013 году меня неоднократно допрашивают правоохранительные органы Германии и сотрудники ГУЭБиПК МВД России на предмет медицинского бизнеса моей компании LAMITEC в России — с претензиями по поводу поставок медицинского оборудования. В это время Валерий Панов и его адвокат Михаил Репников настоятельно настаивают мне вывести компанию LAMITEC из медицинского бизнеса из России, —  иначе совместный бизнес по карбоновым и базальтовым материалам невозможен. В это время Валерий Панов регистрирует на себя и своего сына Антона Панова компанию «LifeRock» в Германии, и эта компания приобретает у меня недвижимость — «по вынужденной цене» — офисно-жилого комплекса в Германии.

Вопрос: «Как и на каких условиях Валерий Панов выкупает у Вас 50% доли компании LAMITECи как Вы оценивали ее рыночную стоимость?»

Ответ: С лета 2013 года я и Валерий Панов ведем интенсивные переговоры и возможности входа в долю в мою компанию LAMITEC до 50% со стороны Валерия Панова — через его немецкую компанию «LifeRock». Параллельно сотрудники ГУЭБиПК МВД России очень настоятельно «рекомендуют» мне дать возможность Валерию Панову войти в мой бизнес, а именно – в компанию LAMITEC.

При оценке активов компании LAMITEC со стороны Валерия Панова на переговорах участвует его российский адвокат Михаил Репников и другие менеджеры, юристы и финансисты Валерия Панова из его компании ООО «Русский базальт», ООО «Брэнд-Финанс», ЧРОР «ПРОМАСС» из Челябинска. Между нами возникают разногласия по оценке и стоимости активов компании LAMITECболее 15 млн. евро при покупке 50%. Валерий Панов, его адвокаты, юристы и оценщики не согласились с такой стоимостью. Тогда Валерий Панов предложил мне не ссориться из-за цены, а лучше дождаться конца 2013 года. А потом посмотреть, что останется от этих активов и что произойдет c медицинским бизнесом моей компании. С января 2014 года Валерий Панов начал настойчиво настаивать на покупке у меня 50% доли LAMITEC и потребовал на порядок снизить стоимость доли, так как доходность из-за вывода медицинского бизнеса на подконтрольные компании ГУЭБиПК МВД России — «сугробовских» — начала резко снижаться. Я попросил Валерия Панова воздержаться от невыгодной продажи своей доли и эту тему больше не обсуждать. Валерий Панов был категорически против, ссылаясь, что уже подготовил денежные средства на покупку этой доли. В случае непринятия предложения Панова моя компания LAMITEC должна была бы досрочно погасить ему займы 2012 года, но это по срокам было уже невозможно.

Вопрос: «Угрожал Вам Валерий Панов в это время физически, или имело место больше экономическое давление при принятии Вашего решения по выкупу у Вас 50% LAMITEC?»

Ответ: Физически Валерий Панов мне лично в это время не угрожал, и наши отношения были еще стабильными(пауза). Угрозы и давление велись в это время интенсивно из Москвы со стороны «сугробовских».

Вопрос: «Кто лично угрожал Вам со стороны «сугробовских» и в чем это проявлялось? В физической и психологической расправе?»

Ответ: К сожалению, я в настоящее время Вам на этот вопрос ответить не смогу, так как по этим эпизодам суд над «сугробовскими» еще не закончился и мною подписаны с правоохранительными органами России соответствующие гарантии по нераспространению информации, проходящей под грифом «совершенно секретно».

Вопрос: «Менеджеры компаний производителей этого медицинского оборудования «Siemens» в Германии и России, а также «Accuray» в США ведь тоже были вовлечены в эти процессы. Почему Вы у этих менеджеров покупали эксклюзивные дистрибьюторские права и авторизации на Россию по поставкам их оборудования? Вас «сугробовские» заставляли это делать, или это была личная инициатива?».

Ответ: «Сугробовские» работали с нами с помощью вымогательства и провокаций по всему фронту бизнеса, —  как на входе оборудования от производителей, так и на выходе у заказчиков-госконтрактников. В действительности российские менеджеры компании «Siemens» г-н Андреас Бернс (AndreasBerns) и г-н Михаель Шлунд (MichaelSchlund), и менеджер американской компании «Accuray» г-н Ахим Шефчик (AchimSchefczik)- также подвергались провокациям и давлению с требованиями насильно передать авторизации в одни руки, т.е. компании LAMITEC. Так было проще «сугробовским» контролировать все финансовые потоки по всей цепочке: производитель — дистрибьютор-заказчик. К сожалению, я в настоящее время Вам на этот вопрос исчерпывающей информации дать не смогу, так как по этим эпизодам суд над «сугробовскими» еще идет, и я дал правоохранительным органам России соответствующие гарантии по нераспространению этой информации.

Вопрос: «Что принес Валерию Панову этот год ожиданий? Почему Вы ему все же уступили долю своей компании LAMITEC по «бросовой» стоимости, а не поторговались и не добились справедливой рыночной цены этого актива?»

Ответ: С февраля 2014 года моя компания LAMITEC резко стала терять оборотые средства из-за заморозки медицинского бизнеса в России. Через ввод сотрудниками ГУЭБиПК МВД России через своих агентов в менеджмент компании LAMITEC и ее дочерних предприятий в России: Валерия Панова, Александра Леонова, Игоря Скакунова и других —  для ликвидации медицинского бизнеса, компания LAMITEC потеряла дистрибьюторские права по контрактам от поставщиков медицинского оборудования производителей «Accuray» и «Siemens», что привело к многомиллионным убыткам компании. Для срочного спасения бизнеса из-за возникшей ситуации с медицинским направлением я вынужден был согласиться на условия Валерия Панова и продал в начале 2014 года 50% своей компании LAMITEC за один млн. евро, — при условии, что существующий займ компании на сумму 5 млн. долларов США от Валерия Панова будет пролонгирован и дополнительно поступит новый займ на развитие и для пополнения «оборотки» компании LAMITEC до 8 млн. евро. По просьбе Валерия Панова компания LAMITEC была переименована в NANOTEC. Сотрудники ГУЭБиПК МВД России — «сугробовские» — были детально проинформированы через адвокатов Панова об этой «удачной» для компании LAMITEC сделке, и пообещали достойно отблагодарить меня за уступчивость, т.е. посодействовать прекращению уголовного дела против меня в Германии.

Вопрос: «И как же Вас «достойно» отблагодарили в Москве?»

Ответ: Меня пригласили в середине февраля 2014 года в очередной раз в ГУЭБиПК МВД России Москву. В аэропорту Шереметьево меня встретили сотрудники ГУЭБиПК МВД России: через VIP-зал привезли с «синим маячком» на большую встречу для подведения итогов и вынесению мне благодарности за уход из медицинского бизнеса новой компании NANOTEC под 50%-м контролем Валерия Панова. Во время встречи в управлении ГУЭБиПК МВД в России мне были вынесены личные благодарности от их высокопоставленных сотрудников, в лице Ивана Косоурова, Евгения Шерманова и других, а также заочно от генералов Бориса Колесникова и Дениса Сугробова. Так же на встрече в управлении ГУЭБиПК МВД России мне было официально сообщено, что все преследования и претензии в адрес со стороны правоохранительных органов России и Германии с этого дня прекращаются и в ближайшее время мне будут вручены соответствующие документы, которые в России и Германии были еще в стадии юридического оформления. Вся эта встреча закончилась банкетом и угощениями со сотрудников ГУЭБиПК МВД России в одном из эксклюзивных ресторанов «LottePlaza» в Москве, в котором также щедро угощались несколько месяцев назад региональный прокурор города Аугсбурга г-н Маркус Пайнтингер (MarcusPaintinger) и начальник региональной полиции Баварии, города Кемптен г-н Хорст Бём (HorstBöhm) вместе с этой же группой российских сотрудников ГУЭБиПК МВД России. Еще на встрече в управлении ГУЭБиПК МВД России мне был передан для ознакомления полный пакет документов в электронном виде моего уголовного дела от прокуратуры Баварии, которые по информации Косоурова им передали во время личного посещения Москвы в декабре 2013 года региональный прокурор города Аугсбурга г-н Маркус Пайнтингер (MarcusPaintinger) и начальник региональной полиции Баварии из города Кемптен г-н Хорст Бём (HorstBöhm).Через несколько дней после моего отлета из Москвы в Германию все вышеуказанные сотрудники ГУЭБиПК МВД России были арестованы правоохранительными органами России. С этого же времени Валерий Панов начал активный рейдерский захват компании NANOTEC.

Вопрос: «Поэтому летом 2014 года Валерий Панов уже стал на 100% учредителем компании NANOTEC?»

Ответ: После входа Панова в начале 2014 года в доле 50% в учредительство NANOTEC в Москве произошли большие перемены. Валерий Панов сразу перестал исполнять все свои поручительства и финансовые обязательства перед NANOTEC. Основные высокопоставленные сотрудники «сугробовских», включая руководство, — в лице генералов Дениса Сугробова и Николая Колесникова из ГУЭБиПК МВД России - были арестованы. Выведенный из NANOTEC медицинский бизнес через «сугробовских» и Валерия Панова перестал приносить компании доходы. Оборотных средств стало не хватать. Новый завод по производству композитов был только запущен и находился в фазе интенсивной раскрутки. Валерий Панов стал требовать с меня участие в эмиссии капитала компании NANOTEC, а в противном случае - моя оставшиеся доля в 50% была бы просто размыта. Я уступил летом 2014 года Панову, продав ему 50% доли NANOTEC по очень заниженной, практически символической цене в один млн. евро. В результате чего летом 2014 года Валерий Панов завладел активами компании по минимально возможной стоимости и стал единоличным 100% собственником компании NANOTEC.

Вопрос: «Как же оказалось, что уже через 3 месяца Вы вновь стали 100% учредителем компании NANOTEC?»

Ответ: Летом и осенью 2014 г. я многократно давал показания, и меня допрашивали в Следственном комитете РФ в качестве потерпевшего по фактам рейдерства, провокаций взяток и других преступлений со стороны «сугробовских». В это время стало известно, что с 2010 по 2014 годы агенты «сугробовских» со всех сторон внедрялись в компанию LAMITEC/NANOTEC и ее дочерние предприятия в России с целью провокаций взяток, завладением денежных потоков выручки и всего бизнеса. Стало также известно, что к рейдерству в отношении компании LAMITEC-NANOTEC был частично причастен Валерий Панов. В августе и сентябре 2014 года я провел с Валерием Пановым несколько личных бесед без адвокатов и открыто указал на факты наличия таких подозрений. Компания NANOTEC в это время уже находилась в предбанкротном состоянии, и Панов осознавал свою ответственность перед законом за возможное банкротство компании. Финансовая ситуация в NANOTEC стала накаляться далее.

Валерий Панов понял опасность и последствия своих деяний и принял в октябре 2014 года быстрое решение, предложив мне выкупить компанию NANOTEC по цене покупки на 100% обратно, с условием перенятия старых займов компании Панова под его поручительства и залоги. Я видел пути выхода из кризиса компании NANOTEC, и пошел на этот рискованный шаг, чтобы спасти компанию от банкротства. Я выкупил у Валерия Панова 100% компании NANOTEC обратно и уступил Валерию Панову по взаимозачетам по займам один завод по производству композиционных материалов в Германии в районе города Кёльна. На этом заводе Валерий Панов планировал переработку своей челябинской базальтовой продукции. Оставшуюся часть займа NANOTEC от Валерия Панова почти в 5 млн. долларов США мы реструктуризировали нотариальным договором с рассрочкой погашения в течение 50 месяцев по 100 тысяч долларов СЩА в месяц плюс проценты по займу.

Вопрос: «Почему же тогда компания NANOTEC через несколько месяцев остановила ежемесячные гашения займов Панову весной 2015 года, и какие были на это причины?»

Ответ: Когда я был на очередном допросе в конце 2014 году в Следственном комитете РФ в качестве потерпевшего по делу «сугробовских», то при ознакомлении с материалами дела всплыли новые неоспоримые факты о том, что связь между «сугробовскими» и Валерием Пановым по захвату и развалу бизнеса компании NANOTEC существует. После этого я написал заявление в СКР с изложенными подозрениями по фактам рейдерства со стороны Валерия Панова. В январе 2015 года компания NANOTEC получила из Следственного комитета РФ письменное распоряжение о временном прекращении до выяснения фактов рейдерства любых финансовых операций с Валерием Пановым, а также другими аффилированными сторонами. После чего я письменно уведомил Панова об этом распоряжении и все платежи со стороны NANOTEC в его адрес были временно приостановлены.

Вопрос: «Как отреагировал Валерий Панов на заведенное против него уголовное дело по рейдерству компании NANOTEC летом 2015 года?»

Ответ: Весной 2015 года Валерия Панова объявили в международный розыск. Русскоязычный адвокат Панова в Германии г-н Вальтер Ригель (WalterRiegel) несколько раз приглашал меня на встречи, в ходе которых он ссылался на то, что причины обвинения в рейдерстве в адрес Валерия Панова мною придуманы, и я Панова, якобы, оговорил его из-за нежелания возвращать займы… Адвокат г-н Вальтер Ригель (WalterRiegel)потребовал от меня немедленно отозвать заявление из Следственного комитета РФ в отношении Панова, —  в противном случае мне грозят большие проблемы от немецких правоохранительных органов. В это время я уже знал биографию заказных дел с экс-партнерами Валерия Панова и чем могут обернуться в реальности такие угрозы. С лета 2015 года я привлек охрану для себя и своей семьи в Германии и во время командировок в России, однако заявление на Панова в Следственном комитете РФ не забрал. 

Вопрос: «Какие же «большие проблемы» возникли у Вас от Панова в конце 2015 года?»

Ответ: Летом и осенью 2015 года Валерий Панов интенсивно общается со многими моими партнерами и бывшими сотрудниками компании NANOTEC, — как в России, так и в Германии, он просит от них любой компромат на меня.

Некоторые бывшие сотрудники компании NANOTEC (технический директор г-н Маркус Сайдль (MarkusSeidl), менеджер по медицинскому оборудованию г-н Евгений Гитлевич (EvgenyGitlevich), главный бухгалтер компании г-жа Роза Фукс (RosaFuchs), секретарь-референт компании г-жа Ольга Грюнвальд (OlgaGrünwald) и другие сотрудники, которые были переманены Пановым из NANOTEC на его компанию «LifeRock» оказали Панову небескорыстную помощь и запротоколировали ложные доносы и показания полиции Германии. 

Эти лжедоносы помогли Валерию Панову перейти в разряд «неприкасаемых» со стороны Интерпола Германии. Все ложные доносы правоохранительным органам увенчались для Валерия Панова и «сугробовских» успехом. Валерия Панова за «лояльность и помощь» немецкие правоохранительные органы приняли решение не выдавать по линии Интерпола в Россию.

Вопрос: «Что произошло с Вами далее и Вашей компанией NANOTEC в конце 2015 года и начале 2016 года?»

Ответ: Немецкие правоохранительные органы арестовали меня 23 ноября 2015 года очередной раз и продержали около месяца в следственном изоляторе Баварии до 18декабря 2015 года. Сфабрикованные показания «сугробовских» 2011-2013 года, а также лжесвидетеля Валерия Панова лично позволили немецким правоохранительным органам арестовать всё имущество компании NANOTEC на сумму в 35 млн. евро и подвести ее к управляемому банкротству, — чтобы «красиво» замести все следы рейдерства с 2010 по 2014 годы.

Сразу после объявления управляемого банкротства компании NANOTEC я был освобожден немецкими правоохранительными органами из заключения под залог в 200 тыс. евро с подпиской о невыезде из Германии, с изъятием российского и немецкого загранпаспортов. Это дает им возможность избежать моего появления в Московском суде с дачей показаний в качестве потерпевшего против «сугробовских».

Медицинский бизнес LAMITEC прибрала к рукам одна из группировок «сугробовских», остатки композитного бизнеса конкурсный управляющий пытается продать в настоящее одному из «заинтересованных лиц». Следует также отметить, что в комитет конкурсного управления NANOTEC в 2016 году вошла и компания Валерия Панова «LifeRock» в лице его адвоката г-на Вальтера Ригеля (WalterRiegel), которые участвуют в принятии решения с кредиторами в дальнейшей судьбе обанкротившихся заводов NANOTEС, и конечно, все это не случайно….

Вопрос: «За что же Вас так невзлюбила «новая Родина» — Германия, и сколько лет Вы посвятили бизнесу в этой стране?»

Ответ: В Германии я посвятил производственному бизнесу более 25 лет, который тесно был связан и с бизнесом в России. За эти годы, как и у любого бизнеса были свои взлеты и падения. 

За это время я успешно реализовал много проектов в области электроники, радиологии, ядерной медицины и аэрокосмических композитных материалов. В разные времена у меня находился штат производственного и инженерного персонала от 100 до 500 сотрудников в Германии и до 30-40 сотрудников в России, которым я регулярно платил зарплаты, я законопослушно платил налоги, и естественно зарабатывал сам стабильные деньги для дальнейших инвестиций... Пока не «споткнулся» в 2011 году с бандой «сугробовских», которым очень понравился мой бизнес… «Нелюбовь» со стороны баварского прокурора Баварии с его исполнителем — начальником баварской локальной криминальной полиции, — далеко не отражают законы и позиции всей Германии, и я верю, что и в этом вопросе справедливость восторжествует…

Вопрос: «Ведь сегодня уже не секрет, что баварский прокурор г-н Маркус Пайнтингер (MarcusPaintinger) и начальник региональной полиции Баварии г-н Хорст Бём (HorstBöhm) были уже с 2011 года «большими друзьями» и часто контактировали в Москве с «сугробовскими», отрабатывая «под заказ» травлю Вас, как гражданина, частное лицо, а также заказные провокации и рейдерство Вашего бизнеса. Неужели Федеральные правоохранительные органы Германии в Берлине проглядели такой прокол своих коллег в Баварии и их международную связь с организованной криминальной преступной группировкой, как говорят в России — с «оборотнями в погонах»-сугробовскими»?»

Ответ: Я не могу сегодня давать комментарии на Ваш самый сложный из всех поставленных мне сегодня вопросов (пауза). Мне дорога свобода, возможность реабилитации после микроинсульта, я также хочу быть в это нелегкое для жизни время в кругу своей семьи и готовиться к защите перед судом. Обвинять или давать оценку неправомерных действий региональных баварских прокуроров и полицейских мне крайне опасно. В таком вопросе демократии в Германии, как я теперь понял, не существует. Любые комментарии по этим вопросам могут привести к моему третьему аресту. Три моих адвоката, которые ведут с судебными органами Германии все взаимоотношения по моему уголовному делу, наверняка позже дадут ответы на Ваш вопрос.

Вопрос: «Какие еще претензии могут быть к Вам далее иметь правоохранительные органы Баварии, после того, как у Вас арестовали, отняли и обанкротили Вашу компанию?»

Ответ: Чтобы хоть как-то оправдать свои неправомерные действия и действия своих заказчиков  «сугробовских»,  баварские правоохранительные органы подводят к «логическому завершению» свой неудачный проект против меня и моей обанкроченной компании. Все вымогаемые платежи, рейдерство с провокациями взяток со стороны «сугробовских» составили с 2010 по 2014 года свыше 10 млн. евро. Компания LAMITEC-NANOTEC декларировала в балансе все эти вымогательства и рейдерские платежи в свою расходную часть, т.е. налоги с «вымогательства» платить не могла, а исправно платила налоги только из чистой прибыли по этим проектам в Германии. Теперь же правоохранительные органы Баварии через налоговую полицию занялись новыми обвинениями в мой адрес в неуплате налогов с этих вымогаемых платежей «сугробовских» в сумме около 5 млн. евро. Так как компания NANOTEC этими же органами в конце 2015 года была преднамеренно обанкрочена, то эти «налоги с вымогательства», ввиду отсутствия компании эти же органы перевели на меня, как бывшего учредителя и генерального директора компании NANOTEC. Со стороны это может показаться полным абсурдом. Но, к моему сожалению, — это факт и реальность сегодняшнего дня.

Вопрос: «Не исключаете ли Вы такой возможности, что за эту инсценировку против Вас, против Вашей семьи и против Вашей компании правоохранительные органы Баварии тоже что-то поимели от «сугробовских» и Панова? Иначе чем можно объяснить такое рвение, ведь сегодня в Германии не печальная «хрустальная ночь» погромов 1938 года»?

Ответ: Сегодня в Германии действительно не 1938 год, но методы и разработки против меня и моей компании действительно схожи с фактами того страшного времени (пауза). Без решения суда, без нейтрального и объективного расследования причин рейдерства меня лишили всего, — за что я всю жизнь трудился и отдал лучшие годы своей жизни моей «новой Родине». В то, что правоохранительные органы Баварии могли брать взятки от «сугробовских» или Панова — я лично не верю. Скорее всего моё преследование этими органами ведется не из побуждений отработки каких-либо вознаграждений, а в первую очередь с целью защитить себя от наказания и ответственности за допущенные ошибки и соблазн поиграть в большую международную схватку со мной под флагом «сугробовских». Поняв после ареста «сугробовских», что их действия были против меня ошибочными и за это можно поплатиться должностью или карьерой, — ведущий прокурор и полицейский моего дела в Баварии поняли: лучше от меня избавиться всеми доступными юридическими силами своей неограниченной власти.   

Вопрос: «А не кажется Вам, что изменившаяся международная политика между Россией и Германией в худшую сторону за последние годы могла тоже нанести свой отпечаток на Вашу судьбу и исход этого заказного дела?»

Ответ: Сегодня исключать ничего нельзя (пауза). Действительно, когда около пяти лет назад «сугробовские» заказывали против меня уголовное дело с «баварскими» —  отношения между Германией и Россией находились на пике дружбы и согласия. И обращение «сугробовскими генералами» из Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУЭБиПК МВД России к баварским правоохранительным органам в то время имело головокружительные перспективы карьерного роста всех участников «в погонах». Когда «сугробовских» всех в 2014 году арестовали в России, и политическая ситуация из-за санкций и других причин, между Германией и Россией  стала ухудшаться, для баварских правоохранительных органов встала задача побыстрее закрыть свои проколы и ошибки, — избавившись от меня, лишить меня материальных средств для достойной защиты, как оплаты адвокатов, общений со своими свидетелями и другое. Пока у прокурора и полицейского моего дела это хорошо получается. Охлаждение политических отношений между Германией и Россией в действительности сыграли негативно на «мой русский бонус». Раньше он был в «плюсе», в последние годы стал в «минусе»…

Вопрос: «Проживая в Германии, стране развитой демократии, — почему Вы не обратитесь за справедливостью, например в Европейский суд по правам человека?»

Ответ: Мои адвокаты уже провели консультации с судом в Страсбурге. Однако, пока прокуратура Баварии не передаст окончательное уголовное дело в суд Германии, невозможно защищаться в высшей европейской судебной инстанции. Порочный замкнутый круг… 

Вопрос: «Отвлечемся от «сугробовских» и «пановских». Полистав интернет-страницы, я нигде не увидел Ваши следы ни в российской, ни в европейской политике. В списке олигархов в журнале «Форбс» я тоже Вас не обнаружил. Правоохранительные же органы Германии за Вами интенсивно бдили, и выложили в деле весь «российский список» (почти «панамский») политиков и органов государственной власти России, которые многократно посещали Вас или Вашу компанию в Германии на протяжении многих лет. Вы засветились «в кругу семьи» на похоронах Петра Сумина у нас в Челябинске, Петра Латышева, Егора Гайдара и Бориса Немцова в Москве. Что это: общий бизнес, общие интересы, общие цели или друзья из какого-либо общего детства, студенчества или кооператива?» 

Ответ: Даже не знаю, как на такой вопрос ответить (пауза)… Думаю, что комментировать отношения к умершим нам здесь неуместно (пауза)… Да, я был на похоронах этих небезразличных для меня людей, но выдавать это, как «в кругу семьи», чересчур преувеличенно и мне понятно, откуда и из каких материалов моего дела тут «ноги растут». При обысках правоохранительные органы Германии изъяли у меня мою старую переписку, электронную почту и фотографии этих людей. Даже не понимая, кто были эти люди и, если бы они еще жили, то думаю, что и их включили бы в свой санкционный черный список «врагов Германии или демократии». Чрезмерно близких отношений с какими-либо политиками и чиновниками России у меня тоже не было. Да, у меня были и есть друзья в России из разного бизнеса, из политики и из разных концессий, но они в моих проблемах с «сугробовскими» и «пановскими» никакой роли не играют, и меня в этой ситуации защищать и помогать не имеют возможности. 

Вопрос: «У правоохранительных органов Германии существует и «челябинский список» Ваших частых гостей от депутатов до губернаторов: Петр Сумин, Михаил Юревич, Константин Цыбко, Марсель Юсупов, Андрей Косилов, Юрий Клепов, Игорь Смирнов, Андрей Важенин, Александр Вольхин и многие другие. Это люди абсолютно разных нравственных и духовных ценностей, которые у нас в области даже руку друг другу не подадут. Что Вас с ними сближает и чем Вы им или они Вам были интересны, ведь не «ближний свет» к Вам в немецкую Баварию от скуки добираться?

Ответ: Здесь абсолютно нет никаких секретов и в этом списке далеко не все мои челябинские гости. Александр Вольхин  мой старый и верный друг. С Игорем Смирновым «баварские сыщики» перестарались, это гость не из «челябинского списка», а из «тираспольского списка», бывший президент ПМР. Действительно эти гости очень разные и одновременно друг с другом мало кого можно пригласить за один стол. 

Всем этим гостям я в разные годы абсолютно бескорыстно помогал организовывать лечение в одной из известных клиник в Германии. Никакой коммерции в этой помощи с моей стороны никогда не было, как бы мне не хотят сегодня навязать правоохранительные органы Германии из этой помощи какую-нибудь коррупционную составляющую «русской мафии в белых воротничках». Мой бизнес был во все времена доходным, и «лечить за деньги», извлекая какую-нибудь прибыль на здоровье человека у меня никогда необходимости не было. Разношерстность списка тоже объяснима. Это цепная реакция, один узнал от одного приятеля, другой от второго и так далее. Жалко, что Вам, господин Корецкий, не удалось получить доступ еще к другому списку бывших пациентов, состоящий из десятков других челябинских гостей, которые не были депутатами или чиновниками, а были рядовыми гражданами, страдающими и вылеченными моими старыми возможностями от онкологических болезней и других недуг. Осадок какой-то тяжелый у меня от этого Вашего вопроса (пауза)… Никогда бы не подумал, что уже и медицинская помощь является предметом борьбы и компроматов. Куда же делся тогда из этого «челябинского списка» бывших пациентов Валерий Панов и множество членов его семьи и друзей, которым я организовывал лечение в той же самой клинике? Он ведь тоже был депутатом или чиновником? Правоохранительным органам Германии лучше бы занялись составлением «списка беженцев», нелегально въехавших сотнями тысяч в страну со своими чуждыми для нас религиозными и сексуальными наклонностями, а не искать за последние десять лет, кому и за что я оказал медицинскую помощь из «российского списка» в семьдесят человек… 

Вопрос: «Прошу прощения, г-н Райзвих, не ожидал такой реакции от Вас, во много с Вами согласен. В этом списке есть еще Александр Москалюк и Иван Сорокун. Они-то от чего у Вас лечились? Или за «морковками» ездили? Вас ведь по этому эпизоду тоже уже допрашивали?»

Ответ: Может Вы мне и не поверите, господин Корецкий, г-н Москалюка у нас проходил медицинское диагностическое обследование (пауза)… Я себе не представляю, как он до сих пор остался жив (пауза). С его выявленным в 2012 году диагнозом необходима была срочная операция и терапия, а он вместо этого был, по информации из прессы, арестован в Челябинске… У Сорокуна больших проблем со здоровьем при обследование обнаружено не было, но послеобследованияу него действительно появились коммерческие интересы к моему медицинскому, по которому меня впоследствии действительно допрашивали в России.

На этот эпизод Сорокуна я смогудать полный ответ после завершения суда над «сугробовскими», тогда и станет ясно – была это против Сорокуна организованна провокация или действительно это его личная инициатива. К медицинскому «делу Тесленко» этот эпизод с Сорокуным никакого отношения не имеет.

Вопрос: «А Михаил Юревич и Константин Цыбко тоже были больны? Они–то от чего у Вас лечились?»

Ответ: Михаил Юревич и Константин Цыбко, насколько я помню, около пяти лет назад привозили на лечение своих родителей. Лечились-ли они сами  я уже не припомню (пауза), скорее всего сами не лечились. Около трех лет назад я потерял с ним контакт.

Вопрос: «Я чувствую, господин Райзвих, что по Юревичу и Цыбко Вы уходите от ответа. Мне известно, что в Ваших отношениях с нашими бывшим областными «слугами народа» не все так прозрачно с законом. Они Вам угрожают и Вы боитесь отвечать на Ваши прошлые отношения с ними или их эпизоды с Вами имеют тоже отношения с «сугробовскими»?» 

Ответ: Никто из них мне не угрожает, так как не за что (пауза)… Мои бывшие отношенияс Юревичем и Цыбко действительно находятся в «сугробовском деле» и в нашем интервью разглашению не подлежит.

Вопрос: «А по убийству четы Середкина в Челябинске и связи этой трагедии с Пановым Вам что-нибудь известно?»

Ответ: Вячеслава Середкина я знал только заочно от общих знакомых, в частности был наслышан от его партнера Марка Лейвикова. Лично с Середкиным я никогда не был знаком, и не имел никаких прямых или косвенных общих интересов с его бизнесом или с его семьей.  

Вопрос: «Почему же Вас тогда допрашивали по материалам уголовного дела Середкиных? Связано с Пановым — ведь убит его бывший партнер по бизнесу ТРК «Горки» Середкин? Вы там свидетель?»

Ответ: Нет, в этом деле я не свидетель. Вопросы по Середкину мне без протокола действительно задавали правоохранительные органы России уже несколько лет назад. Вопросы же носили больше информационный характер, типа того, что я слышал от Валерия Панова про его партнера по бизнесу Вячеслава Середкина. Я ничего конкретного на эту тему сказать не смог, так как Панов мне ничего об этой трагической истории никогда не рассказывал.

Вопрос: А по «покушению на убийство» Федора Сахарова, также бывшего партнера Валерия Панова по бизнесу в Челябинске Вас тоже допрашивали? Там Вы наверняка свидетель, ведь Екатерина Панкратова частенько наведывалась к Вам в Германию с Пановым?»

Ответ: И в этом эпизоде я никакой ни свидетель. Да, мне также задавали несколько лет назад вопросы без протокола об личных отношениях Екатерины Панкратовой и Валерия Панова. Я этих отношений знать не мог, ко мне они приезжали решать свои деловые рабочие вопросы. 

Была между ними любовь или нелюбовь  меня никогда не интересовало и мы с Пановым интимные вопросы нашей личной жизни никогда не обсуждали. Такое обсуждается только между друзьями. 

Вопрос: «Какой же все-таки личный ущерб Вы понесли от рейдерства Вашей компании со стороны «сугробовских» и Панова?»

Ответ: Со стороны «сугробовских» и Панова мне нанесен прямой материальный ущерб свыше 20 млн. евро. Ущерб же потерянного здоровья, страданий семьи и детских эмоций, к сожалению, оценить невозможно, это дороже любых материальных благ. 

Вопрос: «Сможет ли проданный Валерием Пановым ТРК «Горки» в г. Челябинске более, чем за 2 млрд. руб. покрыть нанесенный Вам ущерб по рейдерству Вашей, теперь уже бывшей компании NANOTEC и компенсировать все убытки от разрушительного рейдерства и беспредела людей в погонах?»

Ответ: Думаю, что это из области фантастики… «Горки» Панова тут не при чем, и я ни на что «пановское» не претендую. Есть, конечно другой шанс и надежда. Если после окончания суда над «сугробовскими» я сохраню свой сегодняшний статус потерпевшего, то немецкие правоохранительные органы окажутся в очень «неловком» положении. Такие случаи в Германии не впервые, мои адвокаты намерены судиться с превысившими полномочия государственными структурами и через верховный суд добиться компенсации в причиненном ущербе со стороны правоохранительных органов Баварии.

Вопрос: «Могу ли я Вас побеспокоить после вынесения приговора по «сугробовскому» делуи дальнейшему развитию «пановскому» дела, — и уж очень интересуют нашу область делишки экс-губернатора Юревича, и, конечно,поинтересоваться Вашей дальнейшей судьбой?»

Ответ: Да, конечно. Всегда готов ответить на Ваши вопросы, когда появится такая возможность.

Спасибо большое, господин Райзвих за Ваше скайп-интервью. Очень захватывающая история! Возвращайтесь к нам на Родину! Ваш производственный опыт и познания в бизнесе наверняка пригодятся в нашей индустриальной области. Сейчас у Вас у нас врагов нет, и Вы сможете компенсировать свои неудачи в Германии. До свидания и успехов Вам.

Спасибо Вам, господин Корецкий. Благодарю за Ваше приглашение на Родину. К сожалению, это невозможно в связи с моей подпиской о невыезде из Германии. А если быть откровенным, то я уже более половины жизни живу не в России. Возвращаться и поднимать в мои зрелые годы бизнес в России «с нуля», не став каким-либо депутатом, членом партии или чиновником и еще далеко от семьи, я убедился — для меня невозможно. Политикой я никогда в жизни не занимался, и не смогу заниматься политикой в дальнейшем, —  мое этническое происхождение «российского немца» в данном решение никакой роли не играет. Я люблю и Россию, и Германию. Как оправлюсь от этого удара и как только позволит здоровье, — обязательно вернусь в бизнес с помощью друзей и старых партнеров, хоть их осталось теперь немного. Считаю совместный бизнес между Германией и Россией по-прежнему моей наиболее приемлемой формой взаимоотношений между двумя моими Родинами. Спасибо Вам за поддержку и по существу заданных вопросов. До свидания.

Беседу вёл Андрей Корецкий, ИА «UralDaily.ru», фото автора

Комментарии

Корецкий! Если Вам жить не надоело, прекратите здесь выкладывать всягую гадость, порочащих недоказанную вину людей! Иначе будет хуже и тебе и всем писакам

Аватар пользователя Koretskiy

Ух ты. Воспринято серьёзно - вкупе с другими признаками угроз.

Это написано серьёзно, Корецкий! Не удалишь сегодня свои статьи заказухи, пожалеешь! Очень пожалеешь!Время пошло

Аватар пользователя Koretskiy

Я серьёзно воспринял. Статью не удалю, а вот возможность комментировать - закрою. 

Но и вы, милейший, поостерегитесь. У меня тоже есть влиятельные покровители.

Аватар пользователя Koretskiy

Уважаемые господа! Недолго вам осталось самовыражаться на этой ветке в комментариях!

Возможность комментировать это интервью Вальдемара Райзвиха будет закрыта ровно через два часа, в 16 часов по челябинскому времени - в связи с наглыми и циничными угрозами независимому журналисту (мне) и независимому СМИ (УралДейли.ру).

В это же время будет сделано специальное заявление на нашем сайте.

Успевайте самовыразитсья, скреативить, написать стишок, запостить картинку за оставшиеся 2 часа!

Время пошло.

Следите за новостями!

Не пойдёт, ты статью убери, Корецкий. А комментарии оставь потомкам