Прослушка ФСБ Цыбко доказала не невиновность Сандакова, и лишь дрязги между кланами в окружении Юревича

Резонансные судебные процессы продолжают знакомить общественность с изнанкой грязной «макаронной политики»
Родина слышит

Накануне все СМИ, отрабатывающие заказы бывшего губернатора Челябинской области по информационной защите его бывшего зама Николая Сандакова и экс-сенатора Константина Цыбко, — радостно, как слоны на водопое — раструбили сенсационную новость: «Дело Сандакова разваливается! Прослушка ФСБ Цыбко представила доказательства его невиновности!»

Давайте разбираться.

Как и в прошлой нашей статье, посвящённой допросу ключевого свидетеля обвинения по эпизоду Сандакова — подстрекательство ко взлому компьютерной почты критиков Юревича — бизнесмена Аброськина — будем цитировать «Знак.ком», последовательный «макаронный» интернет-ресурс, обеляющий всех подсудимых из окружения бывшего губернатора-олигарха.

Понятно, что один из конфидентов, спикеров и ньюсмейкеров — это бывший сенатор, подсудимый по делу о получении взятки в особо крупных размерах, дружок и собутыльник Юревича, подаривший, если верить знаменитым протоколам допросов Тарасова — экс-сити-менеджера Озёрска, — любовнице Юревича автомобиль «Астон Мартин». Вот такие скромные подарки делают у нас — один «честнейший человек» — другому «святому человеку».  

И вот, с ссылкой на Цыбко, — читаем:

«Сегодня в суде с помощью звуковоспроизводящей аппаратуры была заслушана запись разговора, которая может повлиять на ход другого уголовного дела — в отношении бывшего вице-губернатора Челябинской области Николая Сандакова. По версии следствия, Сандаков получил 1,5 млн рублей от Тарасова за продвижение его на пост главы Магнитогорска. Однако разговор между Тарасовым и Константином Цыбко, заслушанный сегодня в Озёрском суде, рушит версию обвинения по делу Сандакова. 

Разговор Тарасова и Цыбко был записан сотрудниками УФСБ 12 февраля 2012 года. Тарасов по телефону говорит Цыбко о том, что глава Магнитогорска распускает слухи, что якобы он, Тарасов, метит в его кресло, строит козни и всячески подсиживает. На что Цыбко недоуменно отвечает: «Причем тут ты и Магнитка, я не понимаю. Первый раз вообще про эту тему слышу». 

Тарасов заявляет: «Да это, понятное дело, провокация. Громче всех слухи распускает Маркевич (бывший руководитель пресс-службы главы Магнитогорска – прим. ред.). Им надо, чтобы были интриги, а я вообще ничего этого не хочу, я в Озёрске работаю».

В 2012 году главой Магнитогорска был расудительнейший, спокойный как удав, Евгений Николаевич Тефтелев, ныне мэр Челябинска. Вот с чего бы этому спокойному, рассудительному и разумному человеку ни с того - ни с сего, на ровном месте, — вдруг истерить, что «макаронники» хотят его подсидеть, посадить в его кресло мэра Озёрска? Да ещё и строить козни и распускать слухи.

На месте прокуратуры (если эта запись вдруг попадёт в материалы уголовного дела Николая Сандакова, перекочевав в Челябинск из Озёрского городского суда), — я бы задумалась: а откуда вообще взялись слухи, что челябинская элита во главе с Юревичем хочет пропихнуть в кресло главы Магнитки своего человека? И слухи ли это?

Всем известно, что все кадровые вопросы в Магнитогорске решает ОАО «ММК». Все градоначальники Магнитки, начианя с первого до последнего, — были одобрены руководством комбината. В эту прерогативу магнитогорской элиты ни разу не вмешался  губернатор Пётр Сумин. Но «отмороженный Миша» мог конечно.  

В городе металлургов на него всегда смотрели косо, с  презрением. Какой-то макаронник, торгаш-нувориш. Виктор Филиппович Рашников еле снизошёл до того, чтобы приехать на голосование за кандидатуру губернатора Юревича в Заксобрание. Москва попросила.

И тут вдруг прошли слухи, что парвеню Тарасов, поддерживаемый макаронным бароном и светским хлыщом-сенатором, собирается сесть в кресло мэра вместо близкого Тефтелева и поболтать ножками. Естественно, такая неслыханная наглость заставила Евгения Николаевича поволноваться. 

Поэтому стороне гособвинения можно смело подшивать запись прослушки Цыбко хоть в дело самого экс-сенатора, хоть Сандакова. Она только подтверждает обвинение — нет дыма без огня.

Вы спросите, а как же суть самого разговора? Ведь она же опровергает обвинение? Тарасов говорит, что это провокация, он работает в Озёрске и о Магнитке не помышляет. Цыбко ему говорит — ну да, при чём здесь ты и Магнитогорск.

Но давайте вспомним, как в знаменитом «медицинском деле» преступники, участвующие в распиле бюджетных средств — министр здравоохранения Тесленко, Сорокун, Шуховцев и другие и прочие употребляли «арго коррупционеров». Шифровались, называя пятитысячные купюры взяток и откатов — «морковками». Знали, шельмецы, что их записывают чекисты. 

Как знать, может Цыбко и Тарасов тоже знали, что их записывает кнтрразведка и «сыграли в дурку». В таком случае их разговор можно представить так (в скобках — мысли собеседников, тайный смысл переговоров):

«Тарасов: «Тефтелев распускает слухи, что я хочу на его место... 

Перевод: «Я-то конечно хочу и собираюсь, денег-то тебе уже отвалил, Костя. Ты обещал решить вопрос с Мишей — он же твой дружок, зря, что ли ты с ним по кабакам московским бухаешь и тёлочек пользуешь?»

Цыбко: «Причем тут ты и Магнитка, я не понимаю. Первый раз вообще про эту тему слышу».

Перевод: «Не ссы, Женя, всё на мази. Потрепыхается «Котлеткин», ну к Филиппычу сбегает, да и сдуется. Бабло ты дал, Мише уже заслал, «Астон Мартин» Кристинке понравился».

Тарасов: «Да это, понятное дело, провокация. Громче всех слухи распускает Маркевич. Им надо, чтобы были интриги, а я вообще ничего этого не хочу, я в Озёрске работаю».

Перевод: «Костян, ели нас «фэйсы» слушают, пусть думают, что это Маркевич — Вадика дружок, а мы не при чём. Достала меня эта дыра, этот Озёрск, в Магнитку хочу, в большой город, там бабла, то есть морковок больше!» 

Вот кто скажет, что это не так? 

Просто нужно провести экспертизу на предмет искренности собеседников, степени их лживости, определить по интонациям — с помощью опытных психологов и лингвистов, — нет ли в этом разговоре «двойного дна»? 

Не случайно в разговоре всплывает Кирилл Маркевич — человек, близкий к Вадиму Евдокимову, оному из верных и давних соратников Михаила Юревича. Евдокимов, Олег Грачёв и Александр Уфимцев были тем самым кланом в окружении бывшего губернатора, который противостоял более «молодому» клану Цыбко-Сандакова, пытаясь закрыть «доступ к телу» их общего патрона. 

Поэтому конечно «агент влияния старичков» Маркевич, воздействуя на Тефтелева, сообщая ему о реальных планах Цыбко и Сандакова по захвату власти в Магнитогорске, — хотел ослабить цыбковско-сандаковскую камарилью.

Таким образом, мы снова видим, как с судах над ближайшим окружением Юревича всплывают самые низменные и грязные пласты мрачного «макаронного прошлого» — война кланов, подлые интриги, внушающая омерзение мелкая возня и большая коррупция. 

Саша Славутина, фото из открытых источников

Добавить комментарий

Максимальный размер файла: 1 МБ.
Допустимые типы файлов: png gif jpg jpeg.
Изображение должно быть меньше 1024x1024 пикселей.