С какой целью погружают в оранжевый хаос майдана Челябинский металлургический комбинат перед выборами президента?

Дело даже не только и не столько в массовых увольнениях на ЧМК. Проблема в унижении человеческой личности
оранжевый майдан

ИА «УралДейли.ру» посвятило две статьи деструктивной деятельности управляющего директора ЧМК Анатолия Щетинина: «Петушки «Мечела», оранжевые тепловозы и прочие странные чудачества директора Щетинина» и «Оранжевое настроение директора ЧМК, Или не пора ли Зюзину вызвать доктора к своему топ-менеджеру Щетинину?». Обе публикации основаны на комментариях сотрудников ЧМК. 

Мы не могли понять, чем продиктованы безумные затеи директора вроде покраски всего на свете на комбинате в оранжевый цвет или подарки хрюшек и петушков из каслинского литья — соответственно отстающим руководителям подразделений и передовикам. Может быть человек сектант, — подумали мы, вспомнив деструктивную, популярную среди бизнесменов и топ-менеджеров секту дианетика. Может быть человек болен. Однако наши читатели, оставившие в большом количестве комментарии под обеими статьями, полагают, что Щетинин просто эксцентричный самодур.

Но есть ещё аспект политический и социальный. Именно его мы и хотим затронуть в нашей сегодняшней публикации.

В 2018 году состоятся выборы президента России. По сути они уже начались. Активизировал свою деятельность самый рейтинговый несистемный оппозиционер и главный критик Владимира Путина Алексей Навальный, в Челябинске вот-вот откроется его штаб. С другой стороны, федеральная власть дала установку регионам на проведение выборов «референдумного типа» доверия действующему президенту, в кулуарах называются цифры по формул «70 на 70»: 70% — явка и 70% — голоса, отданные за национального лидера.

В стране сменилась внутренняя политика. На смену политике «заморозков», проводимой Вячеславом Володиным, с её «точечными репрессиями» — пришла «оттепель» сменившего его на посту первого замруководителя администрации президента Сергея Кириенко. Смягчаются приговоры или вовсе отпускаются на волю известные оппозиционеры.

Кремль ищёт новый политический мейнстрим, новую консолидирующую российское общество «зажигательную» идею, которая заменит несколько потускневший слоган «КрымНаш» и приведёт россиян на избирательные участки, побудив их проголосовать за Владимира Путина.

На этом фоне чудачества Анатолия Щетинина уже выглядят как осознанная диверсия. Они психопатируют районообразующее, а во многом и градообразующее предприятие Металлургического района и Челябинска, на котором трудится 18 тысяч человек.

То, что по распоряжению Щетинина с комбината увольняют в массовом прядке людей — это существенный, но не главный дестабилизирующий социально-политическую обстановку Металлургического района и всего Челябинска фактор. Главное — это систематическое унижение личности, носящее психотравмирующее воздействие.

И эти разрушающие действия, эта по сути диверсия против местной — городской и областной власти, против власти федеральной, против главы Челябинска, губернатора Челябинской области, против Кремля, против президента, — остаются пока безнаказанными.

Люди могут простить своё увольнение — это конечно огромный шок и травма, особенно в немолодом возрасте. Но сокращение персонала можно смягчить материальными компенсаторными методами (выходное пособие и т.д.) и смягчающей «подушкой» моральной поддержки. То же директор может торжественно проводить человека, отдавшего много лет комбинату, вручить ему грамоту и ценный подарок (точно не петушка или хряка!), поблагодарить на работу.

Человек уйдёт не то, чтобы довольный, но хотя бы не озлобленный.

Но что происходит на самом деле? Форменный террор! Можно сказать, что директор поступает с подчинёнными как надзиратель концлагеря. «Jedem das Seine» — «Каждому своё» — было написано на воротах Бухенвальда. 

Кому-то — оскорбительного петушка, кому-то — свинью. А ещё и какую-то «Шмардагальскую грамоту». Да-да, фото этой оскорбительной бумажки прислали читатели «УралДейли.ру». Фото небольшое, поэтому размытое, но видно, что на ней внизу три поросёнка с торчащими из них метлой, веником и шваброй — с одной стороны, копьём, алебардой и какими-то ещё двумя колюще-режущими видам холодного оружия.

Надо полагать, что такая грамота «Лауреат Шмардагальской премии» выдаётся публично и обставлено издевательскими ритуалами. Ну это всё равно что прилюдно, при большом скоплении народа — при твоих коллегах и товарищах — директор подойдёт и плюнет в лицо, запретив утираться. Или пнёт под зад. Или помочится на голову. Или заставит облизать свой грязный ботинок. 

Это не самодурство, нет, это несомненный садизм. Это глумление и неприкрытое хамство. 

После такого часто не хочется жить и люди, потерявшие самоуважение и уважение окружающих спиваются, у них распадаются семьи, а иные и совершают суицид.

Особенно если перед этим их человеческое достоинство, их личность унижали систематически и изощрённо.

А судя по всему так и действует господин Щетинин.

«Здесь же ежедневные опускания руководителей подразделений. Руководители взрослые люди, с определенными амбициями, опытом и знаниями...Так вот как вы думаете, какие чувства испытывают эти люди когда их прилюдно ставят в коленно-локтевую позу? А стиль такой, да... унижать прилюдно (поросят вручают при всем честнОм народе, на очном совещании с УДК, третий поросенок — увольнение)», — пишет читатель «УралДейли.ру» под ником Горожанин.

Он же:

«На самом первом совещании с начальниками подразделений (зал человек на сто), у одного из начальников завибрировал телефон, не зазвонил, нет! 

На вопрос УДК, чей? — тишина... Хорошо, сказал УДК, обращаясь к директору по безопасности— найди чей телефон, уволим его! не найдешь, уволим тебя!»

Среди наиболее колоритных историй, рассказанных нашими читателями, бывшими либо уволенными сотрудниками ЧМК — история про то, как человека уволили за то, что он не пропустил вперёд директорский джип, про то, как директор унизил начальника цеха за свою порванную куртку во время прогулки по неработающему туннелю комбината с недостаточным освещением, про то, как заставил пить из фонтанчика с не питьевой водой, как разорвал не понравившиеся ему документы и бросил клочки в лицо руководителю подразделения.

Характерна история про сломанный стул. 

Горожанин:

«Как-то, будучи с обходом в одном крупном прокатном цехе УДК, проходя мимо мусорки, увидел выброшенный, сломанный стул. Наш герой не смог пройти мимо, достал стул, пришел к начальнику цеха и со словами (очень близко по тексту, но гораздо жестче в выражениях) — «сидишь тут в кресле, свою ж..пу греешь! Вот тебе стул, будешь на нем сидеть!»

И сидит сей уважаемый начальник на стуле. Стул починили, да, кресло отодвинули.

Начальник уважаемый, крупного прокатного цеха...» 

Оскорбление человека, его публичное унижение, атмосфера гнетущего страха, психологический террор — разрушает личность, рано или поздно приводит к самоликвидации человека. Это атмосфера концлагеря, тюрьмы особо строгого режима, где заключённые перемещаются на корточках, низко опустив голову почти к полу, высоко подняв обе руки, скованные наручниками.

Вот только происходит это не с зэками, совершившими особо тяжкие преступления, а с квалифицированными рабочими и инженерами, мастерами и начальниками цехов, привыкшими к уважению, к высокому и почётному званию «Металлург», «Гегемон», «Рабочий класс», «Научно-техническая интеллигенция».

Нам кажется, что даже в нацистских концлагерях людям было легче. Поскольку заключённые понимали, что над ними издевается враг. 

Может быть, было сложнее только во время большого сталинского террора лояльным к советской власти крупным хозяйственным руководителям, заслуженным представителям интеллигенции, авторитетным большевикам ленинской формации. И внутреннее психологическое состояние этих людей наверное сопоставимо с тем, что происходит на ЧМК, с переживаниями сотрудников комбината.

Люди растеряны и шокированы тем, что унижают их вроде бы как свои же, на родном предприятии, унижают ни за что. Это пытка.

Рассказывают, как ломали в застенках ОГПУ и НКВД — одному академику следователь на первой же минуте допроса разбил в кровь лицо его же ботинком, снятом с ноги, наркому тяжёлой промышленности палачи помочились в рот, красавицу-жену «врага народа» — писателя, лауреата Сталинской премии, которой посвящали стихи поэты, а художники писали с неё портреты, — раздели догола и бросили в камеру к уголовникам, больным сифилисом.

Похоже?

Добавьте сюда оранжевый цвет. Оказывается, не только тепловозы, но и ворота, включая калитки, какие-то столбы и даже холл заводоуправления директор распорядился покрасить в оранжевый.

В умеренных дозах оранжевый цвет, как утверждают психологи, — позитивен. Это цвет радости, восторга, энергии. Но злоупотребление оранжевым, да ещё с оттенком в красный (а именно такой колер, судя по фото холла, предпочитает Щетинин), — цитата: 

«Что касается негативного значения оранжевого, то его избыток может отрицательно воздействовать на психику человека. Так, перенасыщение ярким апельсиновым оттенком может спровоцировать психическое истощение, быструю утомляемость и безразличность. Такое возможно, например, при длительном пребывании в оранжевом помещении. Кроме того, некоторые психологи склоняются к мнению, что избыток оранжевого может подавлять волю человека и формировать у него чувство зависимости от общества. Возможно, именно по этой причине оранжевый часто становиться цветом религиозных сект и других верующих общин».

Оранжевый цвет деструктивных тоталитарных сект, подавляющих личность, манипулирующих сознанием, — запомним это, выдвигая «сектантскую» версию безумств директора Щетинина.

Оранжевый — цвет сектантов, безумцев, опасных психопатов, «клоунов-убийц».

Хорошо известно, что в тех же фашистских концлагерях заключённые работали на износ под бравурные марши, их пытали и сжигали в печах под Вагнера. «Оранжевое настроение» соседствовало с пытками и казнями.

Оранжевый — цвет глумления над ценностью человеческой жизни.

Знаем мы по американским фильмам, что заключённые США носят робы оранжевого цвета. 

И такими же «апельсинчиками» выглядят перед изуверскими казнями жертвы запрещённого в России ИГИЛ.

Это очень контрастно — «солнечный цвет» и предстоящая изуверская казнь.

Оранжевый — цвет фанатиков-изуверов.

Оранжевым выкрашены буйки на воде, бакены, полосы на шлагбаумах.

Оранжевый — цвет тревоги и опасности.

Это цвет морковки перед мордой осла и рыжая шерсть лисы.

Оранжевый — цвет обмана, хитрости, коварства, иллюзий, ложных надежд, цвет лжи.

Оранжевый, наряду с зелёным, — цвет оранжистов — протестантов Ольстера (оккупированной англичанами части Северной Ирландии), в том числе террористической организации ИРА (Ирландская республиканская армия).

Цитата из статьи «Оранжевые краски Ольстера», 1974 год, журнал «Вокруг света»:

«Оранжистский орден имеет свои клубы, где проводят время рабочие-протестанты, участвует в благотворительных обществах, помогает подыскать жилье, работу, открывает путь и в бизнес, и в политику.

Другая сторона деятельности ордена — организация по всей Северной Ирландии традиционных маршей-парадов, число которых достигает восьмисот в год. Красочное шествие можно принять за карнавал, если бы не военное построение колонн и печатающие шаг «офицеры», если бы не злобные антикатолические лозунги и песни, не открыто провокационный замысел марша, который призван, по словам его организаторов, «продемонстрировать презренным католикам, кто здесь наверху».

В песне «Я родился под «Юнион Джек», которую распевают оранжисты в таких случаях, есть слова:

Фоллз — чтобы жечь. 

Тейги — чтобы убивать. 

Если тейги — чтоб убивать, 

то кровь — чтоб текла. 

Если ружье — чтоб стрелять, 

то черепа — чтоб раскалывать 

Нет лучше тейга, 

чем с пулей в спине».

Поэтому оранжевый — это цвет терроризма, внесистемной оппозиции, протеста против государственности, цвет кровавой анархии. 

Кроме того, это цвет костров, погромов, пожаров, пламени разрушения.

Оранжевый — цвет владельцев княжества Оранского близ Авиньона, впоследствии ставших штатгальтерами Нидерландов и королями Англии. Благодаря этому у голландских футболистов оранжевая форма. И вообще, несмотря на то, что флаг Нидерландов — триколор других цветов, всё в «свободной» Голландии с её легализацией наркотиков, всех видов сексуальных извращений, инцеста, эвтаназии и т.д. — оранжевое. 

Кроме близкого по спектру к оранжу «квартала красных фонарей» в Амстердаме.

Оранжевый — цвет либертианства, либерализма, вседозволенности, аморальности, наркомании, похоти и разврата.

А ещё — это цвет майдана. Того, самого первого антироссийского государственного переворота на Украине 2004 года под названием «оранжевая революция». 

В оранжевом океане ликования и ненависти одновременно купались улицы и площади Киева.

С этих пор оранжевый — цвет антироссийской и внутрироссийской внесистемной оппозиции на содержании внешних врагов России.

Это не случайно, что именно оранжевый цвет выбрал директор Челябинского металлургического комбината Анатолий Щетинин.

Как и не вызывает ни малейших сомнений тот факт, что униженные управляющими директором массы либо не будут голосовать вовсе, либо проголосуют против Владимира Путина.

Саша Славутина, фото из открытых источников

Комментарии

Вот поступки, достойные уважения ! Корецкий, вот с кем Вам надо организовать интервью , с Алексом. А то запугали всех, что отстаивать свои права - это якобы оранжевая революция.

Аватар пользователя Koretskiy

Синицын, нет, директору кабанов - можно Smile Можно даже губернатору бывшему, я про Юревича Smile

а я нашел план Smile
не совсем тот план, о котором говорит Корецкий, но план! план уничтожения ЧМК.
шаг за шагом, все с точностью до буквы (конечно с поправкой на колоритную личность руководителя), но все по плану!

сей план изложен вот здесь:
 http://www.chaskor.ru/article/kak_ubit_lyubuyu_kompaniyu_41224

очень любопытная технология, но, я повторюсь, у нас реализуется именно этот план! с точностью до шага!

почитайте, любопытно...

Аватар пользователя Koretskiy

Горожанин, обязательно почитаем Wink

БРАВО!!!!! Читал и наслаждался. Реально, это и есть план по раз*** комбината.

Страницы

Добавить комментарий

Максимальный размер файла: 1 МБ.
Допустимые типы файлов: png gif jpg jpeg.
Изображение должно быть меньше 1024x1024 пикселей.