Закон «Омерты»: свидетели по делу Цыбко отказались от обвинительных показаний в суде

Возможно бывшего сенатора смогут отправить за решётку, подловив лишь на какой-нибудь «мелочи» — вроде неуплаты налогов, как Аль Капоне
Константин Цыбко последние новости

Как стало известно «УралДейли.ру», сразу двое важных свидетелей обвинения по уголовному делу бывшего сенатора Челябинской области Константина Цыбко, обвиняемого в получении многомиллионных взяток, отказались в зале суда от ранее данных на предварительном следствии показаний, изобличающих подсудимого. 

Скорее всего, экс-сенатор дал понять своему покровителю — бывшему челябинскому губернатору Михаилу Юревичу, что в случае угрозы обвинительного приговора он даст показания против олигарха — и начались запугивания либо подкуп ключевых свидетелей обвинения.

Подробности — в материале «UralDaily.ru».

Как сообщает «КоммерсантЪ-Челябинск», в Озёрском городском суде по делу Константина Цыбко были допрошены бывший вице-мэр Озёрска Владимир Лифанов и депутат городского собрания Геннадий Саушкин. 

Оба отказались от ранее данных на следствии показаний, изобличающих бывшего челябинского сенатора.

Так, господин Лифанов сообщил судье, что он, дескать, «плохо прочитал протокол», «подписал его не глядя» и вообще не думал, что его вызовут ещё и в суд — для дачи повторных показаний. Сообщил, что следует верить показаниям, данным в суде, а не тем, которые он давал следователю.

Как сообщает «Ъ», Лифанов «заявил, что выборы главы Озерска были честными и никакого давления при выборе кандидата не оказывалось. Евгений Тарасов, по его словам, был избран в соответствии с законом. Однако во время следствия господин Лифанов заявлял, что якобы ему экс-глава Озерска Александр Калинин сказал, что Евгения Тарасова поддерживает Михаил Юревич (на тот момент губернатор области), а предложил его кандидатуру господин Цыбко. 

В ходе заседания суда сегодня господин Лифанов пояснил, что во время следствия действительно говорил об этом, но отмечал, что это были слухи, о которых он рассказал следователю. По его словам, он не внимательно отнесся к показаниям, которые подписывал во время следствия и не думал, что его будут вызывать в суд на допрос. 

Владимир Лифанов заявил, что нужно доверять его показаниям в суде, а не тем, что были даны в ходе следствия. 

Второй свидетель — депутат горсобрания Геннадий Саушкин также подтвердил, что избрали господина Тарасова только потому, что никто из достойных кандидатов не захотел выдвигаться. Он также отметил, что давления на депутатский корпус на выборах не было».

Вы можете себе представить ситуацию, когда лица, облечённые властью (вице-мэр и депутат), которые по долгу службы обязаны предельно внимательно относиться к каждой запятой в подписываемых ими документах (любая невнимательность может обернуться уголовным делом) — «плохо прочитали протокол», не обратили внимание на предупреждение об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, написали в конце протокола допроса, как это полагается по УПК РФ, «мною прочитано, с моих слов записано верно», поставили несколько своих подписей — под каждым своим ответом на вопрос следователя, в конце каждого листа и в самом конце протокола, — а потом в суде вдруг резко отказались от своих слов?

Что может перевесить страх заработать уголовное дело по статье 307 УК РФ (дача заведомо ложных показаний)?

Например, страх — за свою жизнь и здоровье, и — своих близких, семьи. Или же — очень крупная сумма денег.

Ведь когда-то свидетели точно солгали — либо следователю, либо судье.

Что произошло в перерыве между допросом следователя и дачей показаний в суде?

Многим известен по романам о мафии и по фильмам о гангстерах «закон молчания» — «Омерта», когда члены преступных итало-американских группировок не должны были свидетельствовать друг против друга в полиции и в суде — даже когда речь шла о насилии в отношении одного мафиози по отношению к другим. Так, например, если во время разборок разных банд раненого мафиози допрашивали в больнице полицейские — тот никогда не сдавал своих обидчиков, таких же гангстеров. 

Известен случай, когда гангстеры знаменитого Аль Капоне расстреляли шестерых мафиози из банды Морано, допрошенный в больнице тяжело раненый бандит заявил полиции: «Я чистил свой пистолет и нечаянно разрядил в себя семь пуль». После чего испустил дух.

В знаменитом судебном процессе по обвинению в неуплате налогов в размере 388 тысяч долларов Альфонсо Капоне несколько ключевых свидетелей обвинения были убиты накануне выступления в суде, а ещё несколько — отказались в зале суда от своих показаний в полиции. Впоследствии стало понятно, что они были запуганы, либо их подкупили.

Мы ничего не утверждаем, а лишь проводим исторические параллели. 

К сожалению, программа защиты свидетелей в России работает плохо — об этом и свидетельствует «озёрский инцидент».

А давление на депутатов Озёрска со стороны Юревича и Цыбко по «продавливанию» кандидатуры Тарасова точно было. Так, например, накануне лишения иммунитета по представлению Генпрокуратуры РФ сенатора Цыбко общественность Озёрска обратилась к председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко (см.сканы документа).

Из письма следует, что Цыбко рассматривал своё избрание от г.Озёрка в областной парламент лишь как трамплин для «прыжка в сенат»: 

«

Он неоднократно указывал на близкие и даже дружеские отношения с губернатором области М.В.Юревичем, рассказывал о своей влиятельности в высших политических кругах в Москве».

Далее общественники сообщают Валентине Матвиенко о том, что соблазнившись таким видным лоббистом, как супервлиятельный, на короткой ноге общающийся с Юревичем и московскими тузами Костя Цыбко, его избрали депутатом, но все его обещания манны небесной оказались болтовнёй:

«В ходе избирательной кампании К.В.Цыбко обещал избирателям значительное федеральное и областное финансирование, решение застарелых проблем города,  поддержку инфраструктурных проектов. Объём обещаний в ходе той избирательной кампании превысил все мыслимые и немыслимые границы. Дальнейшие события показали, что Озёрск интересовал Цыбко только с одной целью — извлечения личной выгод, а доверчивых избирателей просто обманули».

Далее озёрская общественность информирует В.Матвиенко о том, что Цыбко, явно превышая свои полномочия и компетенцию диктовал законодательной и исполнительной власти, что её делать, а что нет: «звонил главе администрации по любому поводу, пытаясь диктовать всё», вплоть «до назначения на административные должности».

Он лоббировал кандидатуру сити-менеджера Озёрска Евгения Тарасова, впоследствии осуждённого за коррупцию и давшего показания против Цыбко, в том числе — за вымогательство взятки за его назначение: 

«После этого К.В.Цыбко начал лоббировать кандидатуру на должность главы администрации жителя Магнитогорска Е.В.Тарасова, который до этого момента не имел никакого отношения к Озёрску и муниципальному управлению. Цыбко ссылался на мнение губернатора… Поэтому заявление Цыбко, что он «не имеет никакого отношения к этим преступникам» являются ложными…»

Ну и  наконец — гвоздь в могилу бывшего сенатора:

«Всех депутатов вызвали к губернатору, где им было сказано: «В лице Тарасова вам дали хорошего парня, а вы его подставили и посадили». 

По сути, общественность Озёрска дала тогда развёрнутые показания против сенатора и его друга Юревича, полностью подтверждающие факты обвинения.

После этого можно смело сажать не только Цыбко, но и его покровителя Юревича, который видимо в настоящее время деятельно «отмазывает» своего протеже с помощью воздействия на свидетелей обвинения.

Андрей Корецкий

Фотогалерея: 

Комментарии

А вы как хотели-то? Страна у нас такая...

Ну не удобно стало читать на планшете. Мелко, а чтоб увеличить нужно держать картинку.

Аватар пользователя Koretskiy

Поговорю с системным администратором.

Шрифт в статьях увеличен, проверьте, удобнее ли стало читать.

Пока "тузы" покрывают "королей" находясь на свободе действует омерта. В других условиях будут действовать другие законы https://ru.wikipedia.org/wiki/Дилемма_заключённого

Добавить комментарий

Максимальный размер файла: 1 МБ.
Допустимые типы файлов: png gif jpg jpeg.
Изображение должно быть меньше 1024x1024 пикселей.