Комиссия из Москвы разберётся, с какой целью Юревич разваливает челябинскую кардиохирургию

Жалоба врачей Владимиру Путину услышана! Долго ещё Кремль будет терпеть беспредел губернатора, последовательно уничтожающего южноуральскую медицину?! Терпению народа предел пришёл давно!
больное сердце

Информационный сайт «УралДейли.ру» уже сообщал нашим читателям, как после фактического уничтожения ценных кадров областного онкоцентра и ожогового центра, губернатор Челябинской области Михаил Юревич принялся за развал кардиохирургии. Видимо, жизнь и здоровье людей его не интересует: увольняемые с его подачи лучшие в регионе, заслуженные врачи не обеспечивают поступление финансовых потоков в карманы чиновников, и на их место ставятся послушные «попки», исправно перегоняющие деньги, делаемые на здоровье людей, на счета бюрократов-бизнесменов.

Но когда-нибудь ведь это должно закончиться, весь этот беспредел?! Или Юревич со своими подручными хочет, чтобы здоровых людей в Челябинской области вообще не осталось? Возможно, беспредел местных чиновников будет всё же остановлен: из Москвы, как резонанс на жалобу челябинских врачей на имя президента России Владимира Путина, в Челябинск вылетела специальная комиссия.

Когда же Юревича новый президент уберёт также, как главу Среднего Урала Мишарина и ряда других губернаторов, очевидно не справляющихся со своими обязанностями, занимающихся откровенным вредительством и произволом?!

В статье «Юревич продолжает разваливать медицину Южного Урала – добрался до сердца»
мы напомнили читателям, сколько заслуженных специалистов-медиков, и какие отрасли медицины Юревич фактически уничтожил до того, как начал «бить нас по сердцу» (по кардиологии), — также больно, как бьёт на нашим карманам, опустошая бюджет, транжиря деньги на 300-миллионный вертолёт, аферу с переносом органа (цена вопроса: почти миллиард рублей) и личную 100-миллионную охрану:

«Михаил Юревич продолжает делать всё, что в его силах, чтобы сделать жизнь южноуральцев не только максимально невыносимой, но и короткой. Бьёт по здоровью.  Бьёт безжалостно и со всех сторон.

В Челябинске ни на день не прекращается вырубка деревьев и зеленых насаждений, осуществляемая «Горзеленстроем». Всё живое и зеленое уничтожают ради дорожного строительства или уплотнительной застройки. Или просто так. Из-за чего в нашем и без того перегруженном заводами-загрязнителями городе планомерно ухудшается экологическая обстановка. Дышать уже просто нечем. Самому Юревичу хорошо — он живет за городом! А в Челябинске бывает редко. Проездом. Здесь его волю претворяют в жизнь верные «шестёрки».

Из-за ухудшающейся экологической обстановки в городе всё меньше здоровых людей. Чуть ли не у каждого челябинца есть по букету болезней.

Чтобы они не выздоравливали, Юревич неустанно ведет борьбу с врачами.

Поставил министром здравоохранения бездаря и пьяницу.

Главой местного ФОМСа назначил «бизнесмена от медицины», который на 20% сократил финансирование больниц, а на «сэкономленные» деньги купил без конкурса шикарные офисные помещения за 300 миллионов рублей (!) у фирмы своего давнего бизнес-партнера. Этот бизнес-партнер построил в центре Челябинске неликвидный объект. Надо же помочь другу?!

Юревич заставил уволиться Андрея Важенина, возглавлявшего областной онкоцентр. Чтобы максимально «коммерциализировать» деятельность онкоцентра посадил в кресло Важенина «своего человечка» — одного из постоянных собутыльников министра здравоохранения.

Затем фактически уничтожил уникальный Челябинский ожоговый центр, спровоцировав массовое увольнение его сотрудников.

И вот пришел черед кардиохирургов!

Юревич решил уничтожить уникальное кардиохирургическое отделение Челябинской областной клинической больницы №1.

Врачам не дают работать. Не дают спасать людей. Не получив помощи, люди умирают.

Потеряв всякую надежду на благоразумие Юревича, кардиохирурги написали письмо президенту РФ Владимиру Путину с просьбой вмешаться в ситуацию: спасти не только уникальное кардиохирургическое отделение, но и жизни сотен его пациентов. 

В своем письме кардиохирурги подчеркивают, что обращаются к Владимиру Путину «в связи с очевидной невозможностью решить возникшие вопросы на местном уровне»...

Текст обращения Путину от имени лучших челябинских врачей врачей можно прочитать здесь.

Как сообщает ИА «УралПолит.ру», «...в Челябинск из Москвы прибывает специальная комиссия Минздрава России для проверки фактов, изложенных в письме кардиохирургов на имя президента страны Владимира Путина. Скандал в региональной медицине разразился на минувшей неделе. В документе, адресованном главе государства, заведующий кардиохирургическим отделением Челябинской областной клинической больницы № 1 Владимир Приходько и семь кардиохирургов рассказали о фактической ликвидации отделения...»

Заведующий микрохирургическим отделением Владимир Приходько дал развернутое интервью «УралПолит.ру», которое мы приводим в полностью:

«Владимир Петрович, расскажите, пожалуйста, какова сегодня ситуация в кардиохирургии областной больницы?

С открытием федерального кардиологического центра наше отделение было вынуждено заниматься экстренными больными. К нам поступали больные с инфекционным эндокардитом, больные с опухолями сердца, клапанной патологией или поражением коронарных артерий; больные, нуждающиеся в оперативном вмешательстве при дисфункциях искусственных органов сердца: тромбоз, инфекционные эндокардиты; а также сердечники в возрасте старше 65 лет. В апреле прошлого года мы сделали 46 операций с искусственным кровообращением, в мае – 44 операции. В 2012 году в апреле сделали 31 операцию, в мае – 24. Снижение числа операций произошло в связи с устным распоряжением главврача, не закрепленным ни в каких приказах. В 2010 году сделали 1005 операций с искусственным кровообращением, в 2011 году произошел отток больных, сделали 502 операции, а в нынешнем году сделали лишь 140 операций. Идет тенденция к сокращению объемов. Кроме того, в больнице было ликвидировано отделение хирургического лечения сложных нарушений ритма сердца, которое выполняло в год по 600–700 операций по имплантации кардиостимуляторов. Я считаю, что идет постепенное свертывание нашего отделения. Сначала сократили наше отделение кардиохирургии на 10 коек, потом ликвидировали отделение хирургического лечения сложных нарушений ритма. А сейчас мы не можем работать в операционной, потому что нет кардиостимуляторов.

А почему же их нет?

Главврач Марат Бавыкин, вероятно, решил, что это дорогое удовольствие для больницы и все операции необходимо делать в федеральном центре. Но у них своя специализация. Я могу привести пример, который доказывает, что отделение необходимо. Девятого числа во время моего дежурства поступил 70-летний больной, пульс – 28–30, приступы с потерей сознания. Я вынужден был его прооперировать. На мое счастье, в больницу поступило 20 кардиостимуляторов, я ему имплантировал, он вполне нормально себя сейчас чувствует.

Что послужило толчком к тому, чтобы написать письмо президенту?

Лично мне впервые за 36 лет работы было сделано два выговора, цель которых очевидна — уволить меня с работы. Например, последний инспекцией по труду признан неправомерным. Он был связан с лечением 42-летнего больного. Пациент был принят с инфекционным эндокардитом, острым нарушением кровообращения, развился электродный сепсис. Я ему сделал операцию для спасения жизни. Так как у него был редкий пульс, были имплантированы эпикардиальные электроды для последующей плановой имплантации кардиостимулятора. И планировал операцию на 14 мая. Без моего ведома больного хватают и увозят в федеральный кардиоцентр. А через два часа привозят назад, после того как в ситуацию вмешалась его родственница. Итогом стал выговор, что я якобы отказался лечить пациента. Это подтасовка фактов, иначе назвать эту ситуацию нельзя.

Без вашего ведома увезли больного, и вас потом обвинили в отказе от пациента?

Никаких письменных или устных распоряжений не было, главврач обвинил меня в невыполнении приказа.

Каковы причины происходящего в кардиохирургическом отделении?

С начала года Минздравом было дано 490 областных квот. В мае главврач мне сообщил, что сокращено до 300 квот. Куда 190 квот делись? Неизвестно. В устной форме Бавыкин приказал делать только одну операцию ежедневно, обещал установить особый надзор за мной. Наше отделение создано в 1974 году по приказу Минздрава СССР. И мы за эти годы прооперировали 20 тысяч больных. Они приходят в поликлинику на осмотр. А в апреле прозвучало заявление: закрыть кардиохирургический прием. Потом я объяснил ситуацию заведующему поликлиники, заявил, что больные приезжают из области, где нет кардиологов-ревматологов, и пациенты могут получить помощь только у нас. В итоге согласились сократить прием до трех раз в неделю. И сейчас ситуация такова, что больные, которые не могут дозвониться в регистратуру, не могут попасть на прием.

Сокращая количество принимаемых и вылеченных больных, больница теряет в деньгах. Какой в этом смысл?

Я сам не понимаю этого. А в результате целенаправленно разрушается наше отделение. Без нас принимается решение, чтобы переквалифицировать нас в грудных хирургов. Никто из врачей нашего отделения этого не хочет. Они говорят: «Мы учились на кардиохирургов, будем работать там». Меня также смутило заявление главврача о том, что открыто отделение кардиологии на 60 коек. Где оно? Нет такого, это не соответствует действительности. Открыто отделение острого коронарного синдрома на 30 коек. Где остальные койки — неизвестно. Я завел конструктивный разговор с Бавыкиным о том, как быть с больными с клапанной патологией, с тромбозами, с повторными операциями. Мне он ответил: «Сейчас идет коммерциализация медицины, и больные сами отойдут».

Поэтому вы вынуждены были написать письмо?

Конечно.

Руководством больницы и минздравом была попытка опровергнуть все изложенные в письме факты…

Хочу обратить внимание, что упор в нашем письме был сделан даже не на заработную плату, а на плохое снабжение. Весь первый квартал я работал в долг, под честное слово мне давали клапаны сердца, и только так я мог прооперировать больных. Клапаны мне закупили только в мае.

Один из вопросов, который не нашел ответа на пресс-конференции, — почему вы не обсуждали эту ситуацию с областным минздравом?

Я несколько раз пытался дозвониться министру здравоохранения Виталию Тесленко, абонент был недоступен.

С его замом не пробовали связаться?

Я говорил с Ольгой Доброхотовой о том, что у нас урезают кардиохирургическую помощь. Я обращался в Минздрав в связи с тем, что с февраля ангиографический кабинет простаивал, так как главврач не купил нам кардиостимуляторов. Хотя у некоторых больных, которые поступают с острым коронарным синдромом, это может вылиться в острые инфаркты. Но, к сожалению, меня не услышали.

Как сегодня, после письма президенту и публикаций в прессе, оценивается ситуация на уровне области? Есть вице-губернатор Павел Рыжий, министр Виталий Тесленко, они как-то реагировали на письмо Путину?

Рыжий у нас даже не появлялся. Тесленко к нам приехал на встречу и спросил: «Мужики, почему вы ко мне не обратились?». Как я уже сказал,  я неоднократно пытался дозвониться до министра, когда начался этот, можно сказать, беспредел. Номер был недоступен.

Министр как-то обозначил свою позицию?

Его позиция – отделение никто не собирается закрывать. Но в СМИ появляется информация о том, что отделение хотят сократить до 10–20 коек. Больные у нас лежат в возрасте от 60 лет, у них масса сопутствующих заболеваний. За пять дней их не вылечить. Они будут занимать эти койки дней тридцать. Сократится число больных, которых мы можем прооперировать. И кардиохирурги здесь станут не нужны. Впрочем, даже после отправки письма меня не позвали ни на одну из пресс-конференций. Главный врач меня спросил, зачем это мы написали. Я ему ответил, что вы гробите отделение. На пресс-конференции Бавыкиным было также сказано, что в отделении нет дефицита лекарств и оборудования, все в достатке. Но это тоже неправда: сегодня мы имеем острый дефицит лекарств – антибиотиков нет, варфарина, аспирина, гепарина нет. Хотя главврач заявляет, что в больнице все есть. Люди хотят работать, оказывать помощь, и профилировать их сегодня в торакальных хирургов – таких разговоров не было до письма президенту. И нет никакой необходимости перепрофилировать кардиохирургов. У нас в городе есть три подобных отделения, прекрасное отделение в 8-й больнице, есть в онкодиспансере и тубдиспансере. Было отделение в больнице ЧМС, но его закрыли за ненадобностью. Я не знаю, зачем сокращать и фактически закрывать отделение. Выделялись квоты, но половина исчезла. Решает вопрос о квотах минздрав Челябинской области.

Может быть, здесь корень проблемы?

Мне это неизвестно.

А какова ситуация с зарплатой? В этом вопросе у вас также разногласия с минздравом…

Оклад хирурга — от 4000 до 4600 рублей. Мой – 4600 рублей. Далее идут доплаты и стимулирующие выплаты. Как видите, если сложить все получаемые врачами выплаты, то 50 тысяч в среднем никак не получается. Реально много меньше. Было заявлено, что я получаю 88 тысяч, этого никогда не было. Как можно насчитать  такую среднюю зарплату, даже не знаю.  

После разразившегося скандала вы встречались с главным врачом, о чем еще вы говорили?

Мы разговаривали с ним, я привел цифру, что около 500–700 человек в Челябинской области нуждаются в оказании экстренной кардиохирургической помощи. Мне в ответ было сказано, что я сделал лишь 65 экстренных операций. Но позвольте, все нозологические формы – инфекционные эндокардиты, опухоли сердца, дисфункции искусственных клапанов сердца, острая клапанная недостаточность и другие – это неотложная кардиохирургия.

Марат Бавыкин говорил о том, что он рассматривает возможность привлечения вас к ответственности за клевету.

Пожалуйста. Весь коллектив подтвердит: мы не оскорбляли его, хотели оказать помощь больнице, нарисовали перспективы и предлагали стать филиалом федеральной больницы, чтобы мы не простаивали. Реальность сказанного нами можно проверить по операционным журналам, лицевым счетам заработной платы и другим первичным документам. В средние цифры по больнице верить не приходится.

Как вы считаете, какие решения должно принять руководство минздрава области и больницы, чтобы разрешить эту ситуацию?

Нужно, чтобы просто не мешали работать. До сегодняшнего дня я в прессу особо не выходил, пусть посмотрит комиссия, правы мы или нет, а потом я  готов общаться с журналистами. По сути, была попытка свести ситуацию к межличностным отношениям. Но мы хотели просто разобраться, сохранить отделение и прием пациентов, поэтому попросили поддержки у президента Владимира Путина. Если не его лично, то полпреда Игоря Холманских. Чтобы он приехал и разобрался.

Каковы ваши планы? Намерены ли вы и дальше работать в кардиохирургическом отделении областной больницы? Не рассматривали возможность перехода в частную медицину?

В частной медицине кардиохирургия еще только начинается. Хотя работы в кардиохирургии не уменьшается. В Челябинске по строго определенной программе работает федеральный центр. У нас профиль другой, и он шире. Мы занимаемся всей патологией, которой не занимается федеральный центр. Или нам  уезжать в другие города и покидать больницу, где до последних событий успешно отработали многие годы... И с чего ради, из-за ошибочной позиции главного врача, и на кого все бросать?

То есть основным решением вы видите смену позиции главного врача?

Да. Кардиохирургия была одной из основ высокотехнологичной медицины областной больницы, отделение успешно работало с 1973 года. Но сейчас снижается количество операций, а больные остаются. Нельзя все вот так взять и разрушить. Это не государственный подход».

ИА «UralDaily.ru»&«УралПолит.Ru»

Комментарии

Надо освободить социальную жил площадь под перспективу приезда кИта-Ясов...

На тему кИта-Ясов

Долго ли в блоге Гуюернатора продержится коммент:

http://yurevich-m.livejournal.com/35113.html?view=3947561#t3947561

[info]sotnik66 wrote:
16 Июн, 2012 15:57 (UTC)
Здравствуйте.

В 2006 году в Юрмале команда КВН РУДН спела интересную песню
http://www.youtube.com/watch?v=ihOnwALU16w&feature=plcp

В сентябре 2010 году в твиттере вашего "двойника" один из посетителей пошутил:
http://www.formspring.me/yurevich
"Какие условия аренды земли в Аргаяшском районе вы собрались пересматривать? Будут ли они выгодны нам, китайцам?"

Не сочтите за неадекват...

Вопрос: А нам, коренным жителям Челябинской области и г. Челябинска, в резервации съезжать?

Добавить комментарий

Максимальный размер файла: 1 МБ.
Допустимые типы файлов: png gif jpg jpeg.
Изображение должно быть меньше 1024x1024 пикселей.